Люди каменного века на острове Новая Гвинея.

   Ириан-Джая — западная часть громадного острова Новая Гвинея. Эта таинственная и неведомая земля давно манила к себе и завоевателей и ученых. Страна горных хребтов и болотистых низменностей, редких видов животного мира, неисследованных недр.

   Европейские мореплаватели достигли берегов Новой Гвинеи почти четыре века назад, но никто не мог задержаться здесь надолго. Не столько горы и непроходимые болота, сколько жесточайшие тропические лихорадки и неизвестные людям болезни становились неприступным барьером перед теми, кто хотел проникнуть в глубь острова.

   Ириан-Джая является частью государства Индонезии, а раньше он был колонией Нидерландов. С освобождением от колониальной зависимости и присоединением к Индонезии началось освоение территории. Тогда тысячи юношей и девушек индонезийцев добровольно отправились работать в эту очень отсталую область. Там были открыты школы, медицинские пункты. Но это все только в наиболее доступных районах. Задача освоения Ириана-Джая очень трудная. Ее выполнение потребует не только огромного количества средств, но, возможно, и людских жертв.

   Небольшой поселок папуасов племени дани в долине реки Балием. Это люди каменного века, как в раннем палеолите. Они рубят деревья каменными топорами, добывают огонь трением и бреются заточенными каменными пластинами.

   Мужчины этого племени носят обручи на голове, опушенные мехом кенгуру, а в носу кольца из кабаньих клыков, на груди у них висят раковины. Вся их жизнь в наше время кажется кадрами из фантастического фильма.

   Люди племени дани не знают сторон горизонта. Они поклоняются той стороне, где восходит солнце и со страхом и трепетом взирают на ту сторону, где солнце скрывается и куда уходят, как они думают, люди, чтобы никогда не возвращаться на землю. Других сторон горизонта они не знают. Считать умеют только до пяти. Все, что больше, определяется словом «много».

   У папуасов дани совсем недавно появились имена, и они очень боятся произносить их, чтобы не случилось несчастья. Через переводчика (племя дани говорит на папуасском языке) с жителями поселка можно было говорить о многом. Но очень часто они неожиданно замолкали. Это значило, что их спрашивают о том, о чем говорить нельзя, или они просто не понимали вопроса. Почти невозможно получить ответ на вопрос о злых духах, которых они боятся обидеть и навлечь тем самым на себя беду.

   Вопросы о времени папуасов дани ставят в тупик. Время они не делят на мелкие отрезки. Их время: день и ночь, время дождей и сухой сезон. Расстояние определяется двумя понятиями: далеко и близко.

   Каждое утро, едва пробивается сквозь листву солнце, клан собирается на охоту. Проверяются бамбуковые луки, подтачиваются стрелы. Стрелы очень разные и все удивительной работы: тонкие и прямые, как лезвия финских ножей. Каждая стрела предназначена или для охоты на определенного зверя, или для войны с другими кланами.

   Вся большая земля Ириан-Джая как бы соткана из контрастов: экскаваторы, вгрызающиеся в недра, аэродромы и самолеты, взмывающие в небо, и тут же рядом, в джунглях,- человек, каменным топором долбящий лодку, охотящейся с деревянными стрелами и добывающий огонь трением.

You May Also Like