Чуяло мое сердце

Чуяло мое сердце

         Содержание

     Вещует ли сердце

     Важное открытие

     Основа чувств

     Предчувствия и случайность

     Не доходя до сознания

     Радиоволны и чувства

     Этот случайно услышанный разговор, представленный ниже, не представляет собой чего-либо из ряда вон выходящего. Многие считают, что человек и сердцем и просто так способен предчувствовать разные события.

  — Вот ведь ничего мне не говорили, что с женой случилось несчастье, скрывали, а сердце почувствовало, —  рассказывал в автобусе пожилой мужчина своему соседу.

  — Сердце — оно знает… — согласился тот.

  — Вот и с братом моим. В войну пропал без вести. Сколько лет прошло! А мать все свое: жив, мол, Саша, сердце-де говорит. И представьте — недавно явился.

     Когда же дело доходит до объяснения подобных взглядов, мнения оказываются совершенно разными. Одни говорят, что в этих случаях имеет место особое явление — передача мыслей на расстояние, вроде распространения радиоволн. Другие в недоумении разводят руками или целиком отрицают соответствующие факты.

     А есть и такие, которые видят здесь — трансцендентальное (transcendens) — выходящее за границы чувственного опыта.

     Поэтому каждое оправдавшееся предчувствие есть будто бы не что иное, как указание непознаного.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Что можно сказать обо всем этом по существу?

Вещует ли сердце.

     Многим знакомо то особое ощущение в области сердца, которое изредка предшествует какому-либо волнующему событию. И когда возникает чувство такого щемления в груди, а через некоторое время человек узнает о каком-нибудь происшествии, случившемся с кем-либо из близких или знакомых, у него, бывает, складывается мнение, что сердце «предчувствовало» будущее, «знало» о нем.

     Надо заметить, что подобного рода взгляды зародились очень давно, когда люди только начинали постигать окружающий мир и самих себя. Недостаток знаний вызывал нередко грубые ошибки.

     Так, например, величайший философ древности Аристотель считал, будто ощущения воспринимает не мозг, а сердце.

     Утверждению представлений о том, что сердце способно к различным переживаниям, немало содействовали народные сказители и поэты. В их творениях сердце не только чувствует вообще, но и грустит, тоскует, рвется, спит, замирает, окаменевает, холодеет, сжимается, поет, плачет, ноет, стонет, радуется и т. д. и т. п.

     Таким образом, люди постепенно приучились думать, будто сердце испытывает различные чувства и даже мыслит. Эта глубоко ошибочная точка зрения отстаивалась даже некоторыми учеными, и притом сравнительно недавно.

Видео: Ангел — Хранитель.

     Еще в 1886 году профессор Казанского университета И. М. Догель в публичной лекции «Ум и сердце» заявлял, что «сердце человека как для физиолога, так и для философа и поэта есть нечто живое, мыслящее, чувствующее, способное радоваться и печалиться, развиваться, жить и умирать».

     Современная наука доказала, что нельзя наделять сердце умением чувствовать, а тем более мыслить. Такой взгляд грешит поверхностностью, так как не вскрывает истинной сущности наблюдаемых явлений. Большую роль в познании этой сущности сыграли работы замечательного ученика И. П. Павлова — академика К. М. Быкова.

Важное открытие.

     Давно уже было установлено, что все внутренние органы нашего тела — сердце, легкие, кишечник, почки, печень и т. д. — постоянно шлют сигналы о своем состоянии в кору головного мозга, подобно тому, как органы чувств — глаза, уши, нос, язык, кожа — несут в мозг сведения об окружающем нас мире.

     Но вот в конце 20-х годов нашего столетия К. М. Быков, развивая учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, сделал важное открытие. Вместе со своими многочисленными сотрудниками ученый доказал, что все сигналы, идущие изнутри организма, могут вступать в самые различные условно-рефлекторные связи.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

Что это значит?

     Простым примером, показывающим, как образуется условно-рефлекторная связь, может служить следующий опыт.

     В лаборатории, где находится собака, включают на несколько секунд звонок, а потом, выключив его, дают животному поесть. Если повторить это несколько раз, то в мозгу собаки возникнет нервная связь между слуховым центром, воспринимающим звук, и пищеварительным центром, деятельность которого подготавливает организм к еде, в частности заставляет работать слюнные железы.

     После образования такой связи у животного сразу вслед за звонком начинает выделяться слюна, даже если ему не покажут пищи. Это происходит потому, что данный звук стал условным раздражителем, побуждающим к деятельности слюнные железы.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Иными словами, собака теперь готовится к еде при наличии определенного условия — звонка, который как бы включает в работу безусловный процесс: выделение слюны. Подобного же рода явления, как установил К. М. Быков, могут иметь место и в отношении внутренних органов.

     Так, если после звонка предложить человеку учащенно дышать, то он, проведя серию таких опытов, в ответ на звук учащает свое дыхание уже совершенно непроизвольно, только благодаря образовавшейся условно-рефлекторной связи.

     Разумеется, условные рефлексы возникают на любые раздражители. Однако между сигналами из внешнего мира и сигналами из внутренней среды имеется существенное различие. Мы не осознаем процессы, которые протекают во внутренних органах, с такой же четкостью, как те, что происходят вне нас.

     Человек чувствует, как бьется сердце, как иногда что-то переливается в животе и т. д. Но, сколько бы мы ни прислушивались к себе, оценить качество сердечной деятельности или работы желудка в такой степени, как, например, с помощью языка определяется вкус того или иного продукта, оказывается выше наших возможностей.

     Недаром неясные сигналы, поступающие в кору головного мозга от внутренних органов, И. М. Сеченов образно назвал «темными ощущениями». Люди же, пытаясь в своей повседневной жизни как-то точнее определить их, стали неправомерно пользоваться выражениями, вроде «сердце ноет, страдает, радуется».

     Значительно острее доходят до нашего сознания сигналы из внутренних органов в случае нарушения нормальной их деятельности. Скажем, при заболеваниях желудка мы чувствуем боли, рези, тошноту и т. п. и на этом основании делаем соответствующие выводы.

     Или, когда сердце начинает биться чаще или менее ритмично, чем обычно, нередко ощущается какое-то беспокойство, а настроение человека ухудшается. Таким образом, состояние сердца, желудочно-кишечного отдела и т. д. в известной степени отражается на нашем самочувствии и поведении.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     С другой стороны, различные психические явления — страх, радость, горе и иные, в свою очередь, изменяют деятельность внутренних органов. Кому не известно, как усиливается сердцебиение или холодеет в животе при волнениях? Как расширяются и сокращаются кровеносные сосуды, бросая человека то в жар, то в холод?

     Все это и свидетельствует о наличии между головным мозгом и всем остальным организмом двусторонней связи: состояние внутренних органов отражается на сознании, а сознание влияет на деятельность внутренних органов.

Основа чувств.

     Надо сказать, что если бы при радостных или неприятных известиях деятельность внутренних органов не менялась, то переживания людей были бы значительно беднее. Ведь различные процессы, возникающие в этих органах в таких случаях, как раз и составляют фон для наших чувств.

     Поэтому при всех волнующих событиях человек так или иначе ощущает какие-то изменения в своем организме. И если люди чаще обращают внимание на сердце, то объяснение здесь надо искать в особенном богатстве его нервных связей с головным мозгом.

     Правда, мы не в состоянии (хота некоторые, специально тренированные люди могут) одним усилием воли изменить, например, частоту биений сердца.

     Но тем не менее психические процессы довольно сильно влияют на его деятельность. Недаром в происхождении гипертонической болезни, грудной жабы, инфаркта миокарда такое большое значение придается нервной перегрузке и психическим травмам.

     Надо сказать, что люди наделили способностью чувствовать не только сердце. Многие слышали выражение: «Кости ноют — чуют: быть непогоде». Костной ткани здесь совершенно необоснованно придаются психические функции.

     На самом же деле при некоторых заболеваниях костей и суставов в них происходят своеобразные процессы, вызываемые изменениями атмосферного давления, влажности воздуха, и они начинают ныть, болеть, ломить, мозжить.

Но чувствует, осознает, все это, конечно, головной мозг, а никак не сами костные образования. Они лишь воспринимают своими нервными чувствительными приборами изменения в окружающей среде и несут эти сигналы в кору больших полушарий. Здесь и происходит их осознание как неприятных ощущений.

Следовательно, чувствует не само сердце или иные органы; а наш головной мозг, который способен воспринимать те или иные изменения внутри тела, а также воздействовать на них.

Теперь остановимся на гораздо более сложном вопросе: как объяснить тот факт, что иногда люди предчувствуют некоторые события, в том числе и происходящие где- то далеко?

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Этой проблемой люди интересуются давно. Но первая попытка систематизировать соответствующие явления была произведена лишь в 1886 году, когда три английских исследователя — Герней, Майерс и Подмор — выпустили книгу «Иллюзии жизни». В ней авторы собрали большое количество всевозможных случаев, имеющих отношение к передаче чувств и переживаний на расстояние.

     Ученые пришли к мнению, что такая передача возможна, и назвали ее «телепатией» (от греческих слов «теле» — далеко и «патос» — чувство, страдание). Однако научно доказать правильность своей точки зрения они не смогли.

Предчувствия и случайность.

     Заметим сразу, что число подтвердившихся предчувствий не так уж велико по сравнению с массой случаев, когда люди ничего не испытывали, хотя по ходу дела должны были бы испытывать.

     Нередко происходит и чисто случайное совпадение во времени определенных переживаний и внешних событий, из чего делается неправильный вывод, будто человек действительно предчувствовал происходящее.

     Вообще за предчувствия часто принимаются такие факты, которые по своей сути относятся совсем к области явлений. Вот, например, человек решил навестить заболевшего товарища. Вошел в больницу, и у него мучительно заныло сердце. А через несколько минут он узнает, что состояние товарища резко ухудшилось.

     В результате человеку кажется, что он предчувствовал такой поворот дел. Между тем объяснение заключается совсем в ином. У многих людей одно только представление о больнице, а тем более посещение этого места, само по себе вызывает неприятное щемление в сердце.

     Причиной служат определенные условно- рефлекторные связи, образовавшиеся в процессе накопления жизненного опыта.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Чтобы лучше понять, как это получается, разберем следующий эксперимент. Собаку ежедневно приводили в холодную лабораторию. Здесь животное воспринимало различные воздействия, которые можно разделить на две разных группы.

     В одну группу входил безусловный раздражитель — холод, который заставлял собаку дрожать; дрожь же, как известно, благодаря частым сокращениям и расслаблениям мышц способствует согреванию организма.

     Вторая группа была условной, она складывалась из всего того, что животное могло видеть, слышать и обонять. Так в мозгу собаки всевозможные раздражения, шедшие от обстановки лаборатории, вступили в условно-рефлекторную связь с ощущением холода.

     Эта связь была настолько крепкой, что даже потом, когда лабораторию стали хорошо прогревать, животное, входя в нее, все равно начинало дрожать. Образно говоря, собака некоторое время как бы не могла «расстаться с мыслью», что в данном помещении всегда бывает холодно.

     Таким образом, условные сигналы (в разбираемом случае — обстановка лаборатории) оказались сильнее, чем новый безусловный раздражитель (тепло), резко влияя на работу внутренних органов и изменяя обмен веществ в них.

     В силу подобной же причины защемило в груди и у посетителя, который пришел в больницу навестить товарища. Всплыла ранее образовавшаяся условно-рефлекторная связь между обстановкой больницы и состоянием сердца, которое как бы «вспомнило», помимо сознания (но, конечно, при посредстве головного мозга), все, что связано с представлениями о больничной обстановке, а может быть, и с непосредственными восприятиями личного опыта (если человеку приходилось самому лежать в больнице).

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Соответствующее чувство, настроение, переживание возникло поэтому независимо от того, в каком состоянии находился больной. Поскольку же ему стало хуже, речь можно вести опять-таки лишь о случайном совпадении двух событий, но не о предчувствии.

Не доходя до сознания.

     Однако имеют место и такие факты, когда человек предчувствует, хотя он и не отдает себе ясного отчета, что именно. Например, вдруг появляется чувство страха, опасности, но чего конкретно надо бояться или опасаться, неизвестно и выясняется лишь впоследствии.

     Наука находит естественное истолкование и этим фактам. Разберем один из них. Дело было на Украине летом 1945 года. Когда еще бесчинствовали бандитские шайки. Как-то вечером один капитан возвращался верхом из хутора в село. Тропинка шла густым лесом. Все было спокойно. И вдруг, подъезжая к показавшейся сквозь деревья просеке, капитан почувствовал необъяснимую тревогу.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Он огляделся, прислушался. Ничто, казалось бы, не должно было вызывать страха. Но тревога нарастала, гулко забилось сердце, выступил холодный пот, и вдруг капитан выхватил пистолет, пустил лошадь в галоп и, стреляя в воздух, на полном скаку пронесся через просеку.

     Въехав снова в лес, он быстро успокоился и, посмеявшись над собой, благополучно вернулся в село. А приблизительно через полчаса на улице раздались голоса причитающих женщин. Капитан выбежал на крыльцо и увидел, что в телеге привезли тело его помощника, изрешеченное автоматными очередями.

     Как потом узнали, помощник не спеша возвращался на велосипеде по той же тропинке, и, когда проезжал просеку, бандиты, спрятавшиеся в мелком березняке, убили его.

     Случай с капитаном — типичный пример одного из видов предчувствий, когда человек по каким-либо причинам не улавливает с помощью сознания определенных сигналов, но они тем не менее действуют на его головной мозг.

     В результате возникает довольно странное психическое состояние, могущее указывать на внешние обстоятельства, которые имеют прямое отношение к данному индивидууму. Так, сам капитан не заметил ничего опасного в окружающей обстановке; он ехал задумавшись, и до его сознания не дошли какие-то шумы, голоса из окопчика в березняке, где притаились бандиты, и т. п.

    Однако часть из этих сигналов была уловлена его слухом и изменила (конечно, через головной мозг) деятельность внутренних органов, в частности сердца. Отсюда соответствующие раздражения пошли снова в мозг, породив неясное чувство, похожее на тревогу.

     Кроме того, капитан ехал на лошади — животном весьма чутком. Возможно, она услышала такие звуки или запахи, которые человек неспособен уловить, и каким-либо движением -то ли навострила уши, то ли передернула кожей или слегка изменила шаг — прореагировала на незнакомые сигналы, доносившиеся с просеки. Капитан же не осознал причины легкого беспокойства лошади, хотя его органы чувств и восприняли определенные сигналы.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Последнее обстоятельство также могло способствовать возникновению чувства непонятной тревоги. А когда страх необъясним, он, как правило, действует сильнее, чем при видимой опасности. Поэтому тревога стала нарастать, и капитан, не отдавая себе отчета в том, что делает, начал стрелять и пустил коня вскачь.

     Что касается помощника, то он ехал на велосипеде — предмете, как известно, неодушевленном, да и бандиты, вероятно, лучше притаились после скачки стреляющего капитана, неожиданность которой ошарашила их.

Поэтому никаких сигналов, говорящих об опасности, вообще нельзя было уловить. И помощник, ничего не подозревая, поехал прямо под дула автоматов.

Радиоволны и чувства.

     Итак, некоторые предчувствия объясняются чисто физиологическими причинами и имеют в своей основе условно-рефлекторные связи. Но имеются и такие факты, которые не укладываются в приведенную выше схему.

     Их анализ наталкивает на мысль о передаче чего-то, связанного с чувствами, переживаниями и т. п., на расстояние. Подобные случаи всегда привлекали и привлекают пристальное внимание ученых.

     Так, в конце прошлого века во Франции была распространена через печать анкета с вопросами, на которые предлагалось ответить всем, кто испытал или знает какие-либо таинственные явления, в том числе и необычные предчувствия.

     Из 4280 ответов были выбраны 1130 наиболее достоверных фактов. Вот один из них: «Знаменитый трибун Барбес находился в центральной тюрьме в Ниме; его постоянно окружали сторожа, и вообще он был предметом особенного внимания как политический преступник.

     Однажды, гуляя в тюремном дворе с несколькими заключенными, он вдруг сказал им: «С моим братом несчастье!» На другой день действительно узнали, что брат Барбеса умер в Париже, упав с лошади как раз в момент предчувствия, испытанного его братом».

     На основании многих подобных данных некоторые ученые и сделали вывод о возможности материальной (отнюдь не сверхъестественной!) передачи каких-то физических агентов, с которыми связаны психические состояния, на расстояние и восприятии их другими людьми.

Чуяло мое сердце
Чуяло мое сердце

     Надо сказать, что психическая деятельность и на самом деле сопровождается появлением особых нервных токов. Их можно записать с помощью специального аппарата — электроэнцефалографа и, проанализировав, дать заключение о ряде функциональных особенностей головного мозга.

     Исследуя такого рода проблемы, академик В. М. Бехтерев высказал следующее предположение о механизме передачи возбуждения по нервной сети организма.

     Там, где происходит контакт между отростками двух нервных клеток, их окончания устроены таким образом, что представляют собой как бы обкладки конденсатора. Поэтому, когда на одном окончании появляется электрический потенциал (или, как теперь говорят, биоток), то на другом возникает потенциал обратного знака.

     Такое явление и обусловливает возможность распространения процесса возбуждения с одного нервного волокна на другое, а следовательно, и по всем нервным путям. Точку зрения В. М. Бехтерева развил инженер-электрик Б. Б. Каминский.

     Он выдвинул гипотезу о том, что все нервные элементы живого организма образуют множество своеобразных замкнутых цепей, каждая из которых по своему устройству представляет как бы обычный колебательный контур.

     Когда в такой нервной цепи-контуре пробегает возбуждение, то должны произойти явления, схожие с теми, которые совершаются в любом устройстве, состоящем из витков соленоида и обкладок конденсатора, то есть должны возникнуть электромагнитные колебания.

     Во множестве нервных цепей, охватывающих и пронизывающих весь организм, обкладками конденсаторов служат микроскопические пластинки в местах контактов между отростками нервных клеток, а соленоидами — извивы нервных волокон.

     Образующиеся в таких нервных цепях электромагнитные колебания, подобно кругам в воде от брошенного камня, распространяются в окружающую среду.

     Были проделаны и специальные опыты по мысленному внушению на расстоянии. Во время этих экспериментов один человек, чаще всего обладающий высокой внушаемостью, находился в изолированной камере, а другие, не видя его, мысленно «диктовали» ему те или иные задания.

Видео: Медитация и общество.

     Предлагали, например, нарисовать изображение предмета или передвинуть шахматную фигуру с одного поля на другое. В определенном проценте случаев результаты были положительными.

     Следует, однако, подчеркнуть, что весь экспериментальный материал, накопленный доныне, еще не позволяет с абсолютной уверенностью говорить о возможности непосредственного (без участия, органов чувств) материального воздействия одного мозга на другой.

     Данный вопрос нуждается в тщательном изучении. Вот что писал Д. И. Менделеев о таинственных процессах человеческой психики: «Эти явления не должно игнорировать, а следует точно рассмотреть, то есть узнать, что в них принадлежит к области всем известных естественных явлений, что к вымыслам и галлюцинации, что к числу постыдных обманов, и, наконец, не принадлежит ли что-либо к разряду ныне необъяснимых явлений, совершающихся по неизвестным еще законам природы. После такого рассмотрения явления эти утратят печать таинственности, привлекающей к ним многих, и места для мистицизма не останется…».

      Не исключено, что бурное развитие радиоэлектроники и ряда иных новых отраслей естествознания и техники поможет более тонко расшифровать сущность и особенности биотоков и электромагнитных волн, порождаемых корой больших полушарий и вообще нервными тканями. А тем самым удастся более четко и весомо обосновать гипотезу о передаче психических процессов на расстояние.

     Тогда найдут свое окончательное объяснение и все случаи возникновения предчувствий, не связанных (по крайней мере прямо) с условными рефлексами.

     Итак, по своему происхождению предчувствия неоднородны. Есть среди них такие, которые зависят от определенных условно-рефлекторных процессов, но существует и такая группа, где остается только предполагать передачу психических явлений (или каких-то их сторон) на расстояние.

     Однако, как бы ни развивалось научное исследование в этой области дальше, одно можно сказать совершенно безапелляционно: ученые никогда не прибегнут к допущению здесь «чуда» или влияния каких-либо других сверхъестественных сил.

     Подобно сотням и тысячам иных тайн окружающего нас мира, раскрытых наукой, будет окончательно разгадана и загадка предчувствий, а полученные знания человек использует в практических целях.

                                                                                     А. В. АЛЕКСЕЕВ, врач-психиатр.

Как спросить совет у книги и получить ответ.

Видео: Когда уходит любовь.

 

You May Also Like